вторник, 3 ноября 2015 г.

Здравствуй, Париж!

Говорят, прежде, чем влюбиться с первого взгяда-проверьте зрение. Зрение у меня так себе, поэтому, с первого взгляда я этого красавца не разглядела. Как и со второго, третий также был неудачным, но в четвертый раз я прозрела.  И влюбилась. Окончательно и бесповоротно. По-настоящему. Влюбилась в  брутальную манерность дорогих кварталов и трехдневную щетину подворотен, в сладкую романтичность желтеющих парков и опасную резкопахнущую набережную, в воскреснобегущих парижан и чинно разгуливающую в 10 утра красотку в вечернем платье и кирзовых сапогах. Этот город - город шарманок с неизвестными композициями и хитами, город похотливых красных фонарей и священного Монмартра, город не такой уж прямо скажем и красивой Башни с вечно мерзнущими (мне так кажется) ногами и таинственных неизвестных улочек мировой столицы моды, шика и красоты.
В 11 утра я приезжаю в другую жизнь. Из провинции Ардеша -в столичную кутерьму. Видимо, слегка испугавшись, и обладая четкими инструкциями о месте встречи от Саши, которая, собственно, все и планировала, направляюсь к Булонскому лесу, потому что там "начинается все самое интересное, и мне-туда-очень-нужно-умоляю-пошли". Выхожу из метро, пытаюсь найти кофе и... Теряюсь. Как обычно, в трех соснах. Как обычно, фатально и навсегда. Как обычно, потому что засмотрелась на какую-то штуковину, которую даже описать не могу. Решив, что эта штуковина и станет опознавательным знаком, я решила никуда от нее не отходить-может, меня заметят со спутников и скажут, куда идти. Через полчаса ничего не происходит, Саша где-то едет, мне становится скучно, и я принимаю самое верное решение-написать парижанину, сам же обещал показать город. И с этого момента Париж расцветает самыми яркими красками. Потому что через полчаса явившийся парижанин Жюль нашел меня в Макдаке, угрюмо покачал головой, что, мол," неправильно, ты, дядя Федор, время в Париже проводишь", и повел показывать красоты. Семь часов с присоединившейся и доехавшей, наконец, Сашей мы провели даже не в Париже, а где-то рядом. Мы разглядывали Триумфальную арку и думали, каким же виртуозом надо быть, чтобы проехать по площади в форме звезды. Мы ходили на поклон к Луи Витону, который порадовал лично меня Кафкой. Конкретно про выставку вам лучше где-нибудь в другом месте посмотреть, потому что я ценитель искусства таксебешный, радует меня только Кафка и наличие туалетов в подобных местах. Но Саша была в восторге, да. И Жюль. И я, но так, за компанию с Кафкой. А потом мы отправились к башне. Банально, но стоит сходить, она всегда ждет. А после Жюль сказал, что хватит ходить по неинтересным местам и "пойдемте уже смотреть то, что я в Париже люблю". И мы пошли. На Монмартр и к Сакре-кёр. В центр Помпиду и парк с газированым фонтаном. На площадь Бастилии и к полосатым колоннам ( прокляните меня за невежество). На набережную и в еврейский квартал. И было уже темно, но совсем нестрашно, потому что Париж, как мужчина-сильный и доводящий до мурашек, внушающий безопасность и бабочек в животе. И мы смотрели на него с высоты, и неподалеку кто-то играл на гитаре, и потом мы нашли чудесную лавку с шарманками. И слушали вальс Амели, и la vie est belle, и wonderful world, и радовались-радовались. 
Поздно вечером мы отправились на парижское суаре к друзьям Жюля. У Саши в инстаграме есть очень атмосферная фотография, здорово передающая настроение-приятный полумрак, красное вино и негромкие грассирующие беседы. И вспоминается "Полночь в Париже", и кажется, сейчас зайдет Хэмингуэй, а следом за ним -Дали, и ты изнутри наполняешься какой-то богемностью, и так тебе от этого привольно.
А следующим утром мы отправляемся завтракать круассанами и свежезаваренным кофе и вдыхаем столичный октябрь. 
Вечером на вокзале я жалею, что мне уже уезжать, но думаю, что обязательно вернусь. И, может, я нашла, наконец, свой город, и, может быть, я хочу в нем жить.
Сказочный мой Париж, сказочный мой EVS. 

Комментариев нет:

Отправить комментарий